В долг соседям

Раньше у нас был дом как дом. И даже получше многих, ибо заселяли его в свое время работающими на заводе «Звезда». То есть среди жильцов преобладала интеллигенция.
А не преобладающий пролетариат был как-то в разы культурнее.
дайте денегСейчас интеллигенция по умирала, а дети той интеллигенции — либо продали свои квартиры, либо сдали их в аренду.
Рабочим выросла достойная смена. Их детки, от выходок которых у меня волосы стоят дыбом во всех местах, а не только на голове.
Именно их потомками старательно загажен весь подъезд, именно потомки устраивают посиделки на лестницах с пивом, семечками и тухлой рыбой, старательно разобранной на кости и расфасованной в пакетики. И там такие потомки, что, если честно, я боюсь сделать им замечание. Как-то, будучи в умственном затмении, сделали замечание за курение в подъезде. Потом два года боялись, что нас изобьют.
Но больше всего меня вымораживает, когда эти потомки просят денег в долг. Вот так просто, по-соседски. Их не волнует, что, собственно, мы с ними на брудершафт не пили, детей не крестили и вообще видим их пару раз в неделю. И то слава Богу, что здороваемся, а иногда они и здороваться не желают, не пролетарское это дело.
Помню, в соседней квартире обитали квартиранты, которых мы не знали вообще. И в один прекрасный день мужик-квартирант-сосед запросто зашел попросить у нас обеденный стол взаймы. Раскладной. Мол, не одолжите ли, любезные соседушки, а то у нас двадцать пятому гостю с пола жрать несподручно. Мы удивились, но стол выдали. Чего добру в углу стоять, коли такая беда? Так этот оригинал стал к нам ходить еженедельно. Пока мы не возмутились и не переделали раздвижной стол в компьютерный. Я с необыкновенным злорадством и удовольствием в очередной раз отказала соседу в столе. И день после этого чувствовала себя стервой.
Раньше модно было за щепотью соли, морковкой али луковицей забежать. Теперь вот за столами и деньгами ходить начали.
Сын наднях возмущается: мать, ты прикинь, Ромыч с шестого этажа денег в долг попросил.
Я заинтересовалась в ответ и потребовала подробностей. Надо просто знать этого Ромыча. Человек-шкаф лет двадцати пяти-шести, сын вполне благополучных родителей, мама — русская, папа — юрист (шутка!). Не знаю, кем ОН конкретно работает, но у мамы-папы вроде работа имеется. Имеется также и машина Тойота. В особой нужде, словом, замечены не были.
Сын вежливо отказал во вспомоществовании, ибо с зарплатой у него на работе сейчас невесело (но это тема — для отдельного рассказа).
И даже если бы у него было все весело с зарплатой, отказал бы все равно, ибо придерживается принципа, что давать в долг надо очень выборочно и уж точно — не малознакомым соседям по подъезду.
Что характерно, Ромо-шкаф удивился… А что эта у тебя денег нет, ты ж вроде юристом работаешь, с сомнением на лице переспросил он, явно подозревая сына в том, что деньги он, зажал.
И что ты ему ответил, окончательно заинтересовалась я?
То, что у юристов тоже бывает кризис, кратко ответил сын. И добавил: все равно он мне не поверил )))
Но потом он раскололся до конца. Этот человек-шкаф-соседский сын еще с прошлого года должен ему двести рублей ))) Как-то сын был при деньгах и, чувствуя себя большим барином, отстегнул соседушке в долг. Долга этого он так и не увидел.
Вслед за этими откровениями я расхохоталась. Потому что на девятом этаже у нас живет Генка, жутко толстый, но жутко шебутной и веселый алкоголик. Бестолковый, но добрейшей души человек (кстати, что-то давно его не видела). С дества его знаю, что, по его мнению, дает ему неоспоримое право ущипнуть меня за жеппу и побалагурить на весь двор. И, само собой, занять у меня денег при случае. Один раз ему это удалось. Этих двухсот рублей я мысленно с самого момента выдачи их в долг не увидела в своей дальнейшей судьбе. И оказалась права. Генка через некоторое время и здороваться забыл.
Наташка, живущая в соседнем подъезде, бывшая подружка с детства (вместе с ней в вышибалы игрывали и секретики в песке закапывали), рассказала с возмущением: к ней периодически приходит сосед из квартиры на первом этаже. Муж Вальки-суки, про которую рассказывать — так можно на толстый том очерков насобирать. Той самой, у которой разговор с непослушным мужем короткий, как моя фамилия: ложкой в лоб — и сто пятьдесят слов матом.
Приходит эта сволочь, взволнованно делилась Наташка — и просит денег. Муж бесится и отказывает. Так этот мудак — бух — и в ноги. И начинает в коленях ползать и за них своими руками хвататься. Мол, помирает брат Митька, ухи просит.
— А муж что? — затаив дыхание, спрашиваю я, рассчитывая на живописание мордобоя или, на крайний случай — холивара.
— А муж — ничего!!!!! Шарит по карманам куртки, как Муравьева, когда к ней Гурин пьяный пришел. Швыряет мелочь на пол и орет: воооот, подавись, последнее тебе отдаю!!!!!
Меж тем, у этих гуриных всегда есть на водку, пюре и сосиски. При долге за квартиру в сто пятьдесят тысяч, да.

А морали и выводов никаких не будет. Потому что они кончились. Одно знаю: хрен я когда-нибудь соседям в долг дам. Хоть столов, хоть денег. «Дети, идите в жопу!» (с)
И дружить с соседями по лестничной клетке не буду. С одними дружили вроде. Оставили им ключи, попросили присмотреть за котом во время отпуска. Так они после нашего возвращения принесли нам стопку наших же видеокассет. Ну а что такого, мы тут посмотреть их взяли, вот, возвращаем… Ну возвращаем же!

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс